• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
02:18 

Сегодня я не умею ничего другого, только корчить рожи себе же в веб-камеру, когда уже время далеко за полночь, и методично выкашливать себе легкие:
будто бы маленькая капсула, хранившая в себе всю внутреннюю зиму, росла-росла и наконец лопнула, залив все текучим обжигающим морозом; и от этого никак не долечиться и не собраться с мыслями, и не вернуться к делам;
только заходишься в кашле и говоришь себе - надо было думать раньше, а теперь выходит, что уже третий месяц сплошные прогулы и прочая дрянь.
Но я уже знаю, что меня отпустит; как можно было не замечать, что музыка мне все уже показала?
Сегодня в наушниках вроде бы тяжеляк, но с таким чудесным этно-налетом, который и проступает не сразу, а когда расслышишь его - уже не можешь отделаться;
густой горячий воздух, солнце - не греет, но плавит, почти удушающий запах трав, специй и табака, собственный хриплый смех; магия, пробуждающая что-то звериное на самом дне;
сегодня я люблю тебя, Салли Эрна, черт побери, господи, как так можно.

19:36 

При-вет;
вот уже полторы недели с того дня, как я в очередной раз переехала: одиннадцатый этаж и удивительно много места, глазею поверх крыш, упрямо открываю окна, варю овсянку по утрам, даже начинаю браться за ум;
в очередной раз заболеваю, ем таблетки и морошковое варенье, пропускаю нереально много занятий, немецкому не везет больше всех - завтра снова он, но я уже сомневаюсь, что буду в силах сковырять себя с кровати;
а в воскресенье был день рождения - фотовыставка, новые книжки, пирог с маком и новый суффикс вместо прежнего.
Апрель всегда пахнет сыростью, гарью и краской: должно быть, оттого-то у меня появляется столько "красочных" идей - впрочем, им еще придется подождать, ничего не поделаешь.
Весь холод резко куда-то девается: кажется, +22 - это уже перебор;
смело, стянуло, скрутило почти что жгут-
ом;
моя уверенность прорастает с пением Гудрун Гут,
а потом
будет некогда.

22:15 

На этой неделе я практически человек-хаос: страдаю бессонницей три дня подряд, подкорачиваю надоевшую челку тупыми ножницами и без расчески в три часа ночи; записываю экспромт в четыре утра, вдохновенно лгу, роняю целую турку забытого кем-то и давно остывшего кофе;
ночами приходит чертово количество гениальных идей, но к середине дня в их гениальности начинаешь сильно сомневаться;
долгов по всем фронтам немеряно, зато апатия, кажется, отпустила.
За окнами фонари дают густой янтарный свет, невольно напоминая про видеоряд на концерте ORE (мне до сих пор интересно, что это было); пытаешься начать сочинять хотя бы первую запись для Себастьяна, всё же идет по плану, но вот даже последняя фраза есть, а с первой просто беда; битый час не сконцентрироваться, а потом само приходит - может, это он и говорит себе? "Не могу сосредоточиться"?
В ожидании новых релизов перебиваемся Terminal Choice, KMFDM, Kasabian, Varunna и Жаком Брелем - в плеере каша не хуже, чем в голове.
Гм, ну, зато пока не так скучно.

22:11 

Декабрь странный - все смазывается, смешивается, смерзается; соседи стонут: "-18, разве нужно еще что-то говорить?!", а у меня за окном кусочек невероятно чистого неба, деловитые синицы, маленькая девочка в голубой куртке катается на коньках;
колючий свитер, колючий воздух, я до сих пор без шапки - в одном только капюшоне - и без перчаток; еще одна бессонная ночь - сделать за девять часов то, на что было четыре месяца; тьма слов, "nigger heaven" - попробуй-ка переведи; чай-"порох" давно закончился. После полуночи я, наверное, даже сварю себе кофе - еще один неспешный почти-что-ритуал, чтобы отвлечься;
а потом в семь утра - натянуть свитер на пижаму и бегом из дома, с Type-o-Negative и саундтреком к "Нанга Парбат" в плеере, с дрожью где-то внутри - на ходу мигом леденеют пальцы и провода от наушников, -21;
забрать распечатанные полночные труды, аккуратно подшить и снова лечь спать на пару часов, вряд ли больше;
а потом даже сложно предсказывать.
Отсыпаться, вязать аки сумасшедший паук - 24-го числа ярмарка всяческого хэндмейда, и я там тоже буду; почему-то становится удивительно весело, когда дела разлаживаются окончательно.

00:45 

Иногда я чувствую себя зверем - ленивое спокойствие, текучая расслабленность внутри, плавные движения; look, I'll build you a song, I'll tell you how to slay the dragon;
а потом срывает в нечто едва выносимое: непрекращающийся голод до всего, высасывающий последние силы; не могу ни наесться, ни выспаться, ни закончить дела вовремя - нужно больше, больше, больше;
сегодня я сидела в музее, смотрела на изображение архангела Михаила, борющегося с дьяволом - доспех, проработанный до мелочей, на лице одновременно некая кокетливость и усталое отвращение - и на пару секунд забыла, в каком городе нахожусь;
"а, вот снова Карпаччо; с какой нежностью он изображает интерьеры и как при этом берется за пейзажи, вот есть у него портрет рыцаря на таком фоне...будто не пейзаж пишет, а гербарий - виден каждый листик, и все неживое, хотя добротное";
поезд в метро расталкивает воздух с таким грохотом, будто вот-вот вырвется в космос;
от меня мало что осталось, от моих резервов, которые позволяли работать и не восстанавливаться - больше не могу учить/писать что-то по ночам, не отвлекаться на еду с утра, не...
...дорогое мироздание, зачем же ты вложило эту сокрушительность и волю в такое хрупкое тело?
А, равновесие.

уже не холодно

главная