urtica urens
Два дня после защиты диплома - тяжелый сон, зубная боль, липкий комок в горле; привет, мне совсем не до работы;
мне снится, что я собираю землянику в каком-то парке перед надвигающейся бурей, ветер треплет волосы, ягоды выскальзывают из пальцев и теряются в траве;
раньше, если задуматься, что мир есть текст, мне представлялось, что я глагол - несущая конструкция системы: endure, rip each day from life's teeth;
но все куда занимательней - мир есть не просто текст, но текст, который кто-то переводит,
и зачастую я чувствую себя ошибкой в этом переводе.
Есть люди, которые занимают какое-то место в этой системе; есть описание того, что составляет их образ - и они живут, функционируют в этом; а потом что-то где-то идет не так, нарушается хоть одна черточка в этом описании в процессе перевода - и человек из игры выходит, отправляется по какой-то другой траектории, а его место занимаю я.
Мы так похожи, совпадают как минимум имена и краски внешности, остальным даже не нужно особенно привыкать; и все настолько любезны, что слабо верится - как можно так относиться к человеку, которого едва видел, если видел вообще;
и ты барахтаешься в диапазоне от - не отвращения, но некого неприятия - до паники, сдавливающей горло: боже, я всегда буду чужой, я никогда в это не впишусь, они знают, кто я, они знают, что я лишняя, что меня не должно быть,
или узнают - рано или поздно, так или иначе.
Тошнота всегда ниже ростом: тянет свои цепкие ручки, обнимает за шею, заставляя наклониться - и вот ты уже в самом центре толпы, пытаясь разогнуться и сделать вдох;
или он исправляется, а не ошибается?